Мы на крутом берегу

Мир Вам

ГОРКА

Мы том берегу, что покруче,
Воздух чистый – дыханью бальзам,
Можно пить его, словно коктейли,
– С Камы ветром пролит по дворам.

 

Потихоньку на горку въезжаешь,
И петляет дорога авто.
Если сам ты на горку шагаешь,–
Быть здоровому сердцу за то.

 

Услаждала глаза я пространством,
Поднималась пока по камням,
Удаляется мост над оврагом,
Называю его я – «Марьям».

 

Пешая дорога на горку

Старый дощатый мост над оврагом, ведет на Элеваторную Гору

Тот, Кто создал равнины и горки,
Воды Кто по линейке сравнял,
Ты, доволен местечка набором:
На Горе есть мечеть, снизу – храм...?

 

На ландшафте – подъем удлиненный,
На камнях, где не легонький нрав,
Изливаются здесь благовонья –
От кленовых листочков, и трав.

 

У Тебя тут селение на горке,
Днём на улице – пара собак.
За заборами – жизни и стройки,
Дым струится из труб кое-как...

 

Суррогатная жизнь по спирали
У меня: все бегом, да бегом.
Только, кажется, сильно взгрустнется
И по этой вот горке потом.

 

Не ленилась, и шла сюда шагом,
И моя эта козья тропа.
А мечеть, что стоит над оврагом,
Несомненно, что помнит меня.

***

МАРЬЯМ АБЫСТАЙ

Шли в мечеть для намаза обряда
Старожилов сплоченный костяк,
Я, поскольку работала рядом,
Абыстай[i], – ей идти только шаг.

 

Истопница – она при мечети,
Пылесосит ковры, сторожит.
Приходящих – улыбкою встретит,
Собиралась тут долго служить...

 

Поселилась, как будто, недавно,
А молва разрасталась вокруг:
«На Горе есть ученая дама,
И знаток шариатских наук».

 

Я учила ее – огороду,
А она – гыйбадату[ii] – меня.
А потом уже куча народу, –
У нее, чтоб учиться, пришла.

 

Ты приехала к нам из Ташкента
С внуком, звали его Габдулла,
С толстой книгою по толкованию, –
Понимать нам Коран помогла.

 

Ты глядела внимательным взглядом,
Лишь за чаем – сидела шутя,
А в вопросах религии – камень –
Становилась строга и тверда.

 

Совершала труды в огороде,
Получала большой урожай,
Накрывала столы как в Ташкенте,
На скамьи – сто гостей хоть сажай.

 

Всякий стол от еды тут ломился,
Плов и фрукты, и свежий пирог.
И оливки ведь ложками елись,
Если с хаджжа Марьям привезет.

 

Ты носила тяжелые косы,
Затруднился за ними уход.
Раз теперь ты живешь не в Ташкенте,
Витамины, где есть круглый год.

 

Ты обрезала длинные косы,
Не мешали делам они чтоб.
Вот колонка воздвиглась к мечети,
Мылись окна, сверкал потолок.

 

Покупали и вешали шторы.
И для женщин возник закуток,
Чтоб мужчин они не отвлекали,
Их молитва за ширмой пойдет.

 

Обновлялись столы и скамейки,
Ты старалась. В ответ – и приход.
Одеяла и шубу, подушки,
Кто, что может, – тот то и несет.

 

Мастерили лежанки-кровати,
Отдых чтобы могли получать.
Холодильник. Для супа все кстати,
Шали, валенки – чтоб зимовать.

 

Настрогали, повесили полки,
Этажерками – все размещать.
И посуду, и чайник, и скатерть,
Чтобы чаем могла угощать.

 

Ученицы ходили гурьбою,
Ты десяточек кур завела,
И козу приучила к удою, –
Так умело хозяйство вела.

 

А соседи из окон в горшочках:
«Незнакомые люди идут».
«Что за женщины эти в платочках?»,
«Почему здесь чужие снуют?!»

 

«Были улицы тихи доселе!».
«Они молятся там». «Но, о чем?!»
«Непонятные книжки читают...»,
«По-старинному – мы – не поймем...»

 

Перевод книг покажется странным:
«Кто без крова – дать кров и согреть.
Кто голодный – к ним будьте гуманным,
Тех, кто мерзнет, их нужно одеть».

 

Не страшны ни ветра, ни бураны.
В доме пища и стол, и уют.
Приезжала с одним чемоданом.
А добро – уж – не влезло б в сундук.

 

Снег гребла и молилась, учила,
За теплом наблюдала зимой.
А весной водрузилась теплица
Возле дома умелой рукой.

 

Жарким летом при божьей заботе:
Сливы, вишни, к Марьям наклонясь,
Умоляли: «Уж Вы нас сорвите!
Мы – всего лишь, – чтоб радовать Вас!»
***
На Горе пожила ты немало,
Даже съездила в хаджж пару раз...
Неожиданно сердце вдруг встало...
Ты оставила горку и нас...

 

Опечалились все ученицы,
И в другие мечети ушли.
Нет на горку былой вереницы,
Тут замену тебе не нашли.

 

Огород зарастал без опеки,
Дворик тихий опять заскучал.
На намазе 2-3 человека.
Духом, верно, народ измельчал.

 

Не бурлит, не шумит и не мчится,
Жизнь в мечети – лишь тихая грусть.
На Горе, если быть мне случится,
Во дворе за Марьям помолюсь.

***

КЛАРА ИВАНОВНА

Когда-то тут была пристань, причал, кипела жизнь, сейчас - пусто

Здание элеватора, построенное еще до революции 1917 года

В каждодневной забот круговерти,
Разучились пешком мы ходить.
Лучше гор могут быть, мне поверьте,
Склоны гор, если их обходить.

 

Элеватор столетним гигантом,
Мощной глыбой прирос и хребтом
Проживает явлением природы,
Обдувается ветром кругом.

 

Благодать: берег, солнце, на гальке
И чиста, и прозрачна вода.

Такая удача - видеть черту горизонта

Красивый обзор со стороны Элеватора на Каму

 

 

 

 

 

 

 

В середине прекрасного лета
Я сюда прихожу иногда.

 

Чтоб глядеть, лучше нет варианта:
Воды Камы и весь небосвод
Образуют черту горизонта!
Вдоль черты той идет теплоход...

Вид с горки

Мечеть «Тауба», вид с горки

 

 

 

 

 

 

 

 

 

За причалом былого «Речфлота»,
Есть мечеть, устремленная ввысь.
Как ракета она перед стартом:
Приглашает: «Зайди, помолись!»

 

Наблюдаю крутые овраги
И поверхность блистающих вод.
Вот у этой излучины тоже
Дорогая подруга живет.

 

Бизнес леди и предприниматель
Быть активною учит меня.
«Ты поставила цель?» – вопрошает –
«Ведь без цели – как нет и тебя».

 

Мне она подавала обеды,
Хоть сама православной была:
«Посмотри упаковку пельменей, –
Для тебя я «Халяль»[iii] припасла»...

***

КАУСАРИЯ АПА

Есть и третья подруга на Горке.
Мусульманка – над книгой из книг.
«Ты не думай совсем о богатстве»,–
О спасении души говорит.

 

«Приходи, навещай меня чаще,
Нам Аллах чтобы больше давал.
Ведь когда ты совсем не приходишь,
Происходит в бюджете обвал».

 

Мы молились и вместе, и рядом.
В благодати просили Творца
Даровал, чтобы мира, здоровья
И спокойствия в наши сердца.

 

«Рай мы просим», – скажу без обмана,
Покаяния скажем слова,
Для детей мы попросим имана[iv],
Чтоб умели бы делать дога[v].

 

Мясоедка, всегда варит мясо,
Мне подложит в тарелку кусок.
«Нет, спасибо». В чем польза отказа? –
Поедаю с изюмом пирог.

 

После чая, уже одеваясь,
Продолжаем тяжбу-диалог:
«Забери!» – «Я возьму, только мало!
Все! Спасибо!» – «И детям – пирог!»

***

ПОДРУГАМ

Дорогие подруги, поверьте:
Быть, конечно же, всем вам в раю:
Обогрели меня, накормили.
Я сыта хоть однажды на дню.

 

Девяностые были те годы,
На заводах шла жизнь без зарплат.
Нужно было детей без зарплаты
Обучать, одевать, поднимать.

 

Я спешу, тороплюсь на работу.
На минутку боюсь опоздать.
Пообедать – ходила к подругам!
Помогли мне они выживать.

 

О, Аллах, величайший Заступник,
Ты – Мауля[vi], Ты – Творящий добро,
Подарил мне подруг дружелюбных!
Вспоминаю о Горке светло...

***

ЧЬЯ МОРАЛЬ...

Благочестие, чтобы Вы знали,
Неимущим – кусок подавать.
Ради Бога – сиротам и бедным,
Нищих, странников – не забывать.

 

И, такое, беря обязательство,
Перед Богом – себя очищать,
И пожертвовать скарб из имущества,
Если нужно, – свое отдавать.

 

В огорчениях быть терпеливыми,
Терпеливость в беде проявлять.
Это труд каждодневный и радостный,
Та́к попробуй себя воспитать!

 

«Поучать-то Вас кто научает?»
– От Аллаха исходит мораль.
Кто не знал, – пусть на ус намотает.
Кто уж знал, – пусть еще повторят.
***
Читайте:
Коран, Сура Бакара, 177 аят.

Полумесяц на минарете укажет Вам точное направление на Каабу в Мекке

********

2000 год

Пояснение: Горка – Элеваторная Гора, г. Набережные Челны

[i] Абыстай ­ женщина, носитель знания у татар;

[ii] Гыйбадат – служение Аллаху;

[iii] Халяль – дозволенная для мусульман пища;

[iv] Иман – вера в Аллаха;

[v] Дога – просьба к Аллаху;

[vi] Мауля – Спасающий, Помогающий, имена Аллаха.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.