Переехали в Татарстан

Давно это было, шла перестройка. Не знали последствий – в стране она случилась впервые. Мужу задумалось обучить наших детей и религии, и татарскому языку.

Переехали в Татарстан за языком и религией

Переехали в Татарстан

Неужели время безверия прошло...

Мы в 1994 году переехали из Башкирии, где в школах преподавался только русский язык, в республику Татарстан, в Набережные Челны, устроили детей в татарские школы.

Всё, – думали мы, – время безбожия ушло, – по телевизору показывали, как правители ставили свечки, осеняли себя крестными знамениями в церквах.

В город Нефтекамск, где мы жили в начале девяностых годов, приехал учитель по религии из Турции.

После уроков этого турка, я могла видеть вместе много молящихся людей. Одно дело, когда молится свекровь в своем доме, кажется, она доживает, и все «темные» дела с её религией отойдут в другой мир вместе с нею. Другое дело – открыть и увидеть в религии перспективу.

До того, как переехали в Татарстан, как же мы жили в Башкирии

Были у нас две коровы, которые гуляли сами по себе в лесу и не пропадали. Мед стоял в чулане кадками. Ящиками покупался изюм. Рыба вылавливалась сетями из речки перед домом, ею, томленою в печи, угощали имевшихся в деревне и приглашенных в гости старушек. Муж был охотник, стрелял одним выстрелом двух уток.

Переехали в Татарстан

Коровы гуляли сами по себе

Луга были зелеными как в Англии, вода мягкой и необыкновенно вкусной. На горе стояли орешники. За лесом в низменности росла черника. Вдоль реки стояли смородиновые кустарники. И черемухи, и шиповника, и калины в лесу было много.

Переехали в Татарстан, выбрали что важнее

Я поддерживала стремление мужа учиться религии, так как понимала, что этот интерес будет лучше интереса к бутылке. В России выдавались талоны на алкоголь. Каждый человек мог взять две бутылки в месяц на свой талон.

В доме молящейся свекрови, была в доме задействована бутыль для бражных настоев из старых варений. Готовилось угощение для работников, нанимаемых для сезонных работ, например, для сенокоса, потом, зимой, стог сена на тракторе переместить с луга во двор, также, чтобы завезли дрова, чтобы их потом распилили. Содержимое бутыли было движущей силой дел в хозяйстве. Мужики были спивающимися. Водители, трактористы, будучи трезвыми, не помогали. Нужно было их души «обогреть».

Поэтому, я решила, что интерес к религии у мужа правильный. Ведь религия Ислам не велит пить напитки для помутнения разума.

Не знали, что грядет к людям не идеализм, а материализм, по производству водки Татарстан будет впереди планеты всей.

Переехали в Татарстан и встретили нужду

Обменяли квартиру в Нефтекамске на квартиру в Набережных Челнах, не зная серьезности последствий переезда. Случилась не только перестройка, случился еще и пожар на заводе двигателей в Челнах в 1993 году. Зарплат на заводе КамАЗ не давали несколько лет. На память о тех годах сохранились у меня в доме 2-3 стакана.

Держу на балконе их как семейную реликвию. В этой посуде я приносила сметану для детей из заводской столовой. Талоны, которые выдавались вместо зарплаты, меняла на выпечку и сметану.

Однажды завод не работал, я ушла в турецкую пекарню продавать хлеб. Дети подрастали, их нужно было кормить хотя бы хлебом. Их отец, слава Богу, был рыбак, выуживал в Каме много рыбы и приносил рыбу. Так выживали.

Переехали в Татарстан, и нет плохих детей в классе

Классная руководительница в Челнах сказала: «Нет ни одного ребенка, на которого я бы пожаловалась, все дети хорошие». Класс был из 16 детей. Учился сын в татарском классе. Да, почему-то в татарских классах дети скромные, дисциплинированные.

Когда приехали через несколько лет в в Нефтекамск, родственницы, школьницы и отличницы, выполняли дома уроки башкирского языка. И в Башкирии ввели предмет «родной язык». Ученицы мучились, пытаясь написать предложения на башкирском, а папа им помогал.

Проверили написанное по онлайн словарям. Оказалось, папа – вовсе не знаток башкирского языка, подсказывал неправильно. Ведь предки были татарами.

Переехали в Татарстан, получили новые знания

Переехали в Татарстан

После перестройки издались много полезных книг аль Газали

АльГазали

Религия, казалось, уже идет, во все открытые татарские и башкирские сердца, займет в них законное и достойное место.

Потом читала я труд великого мыслителя аль Газали «Возрождение религиозных наук». Газали родился в 1058 году. Поняла я, что и десять веков назад религия людьми забывалась, и её нужно было возрождать.

Ниже следуют воспоминания аль Газали, взятые из Википедии:

«... понаблюдав за собой ..., я нашел своё положение опасным ..., и что я очень привязался ко всему..., что приобрел из благ земной жизни, и всему тому, что окружало меня.

... я решил выехать из Багдада, поскольку мысли о моем положении не давали мне покоя, но моей душе (нафсу) это отнюдь не понравилось, и она стала мне противиться.

... стал колебаться между своей необузданной страстью и эгоизмом и призывами того света до тех пор, пока дело не перешло от выбора к необходимости…»

Нафс (эгоизм) и призывы того света колебались в душе ученого человека. Победили возможности самосовершенствования в деле приближения к Аллаху, тогда он переехал, сменив благополучную материальную жизнь на жизнь отшельника и аскета.

Переехали в Татарстан

Камень на могиле Гаяза Исхаки в Стамбуле

Гаяз Исхаки

Гаяз Исхаки писал произведения сотню лет назад. Писал изнутри души, владел темой, поскольку был сыном муллы, и сам в медресе учился. Писал о деятелях религии. С тех пор ничего не изменилось. Сто лет назад и сегодня душа людей ищет смыслы, ищет Аллаха, выбирает середину между идеализмом и материализмом. Середину между татарским и русским.

Гаяз Исхаки эмигрировал и много скитался. Куда бы ни переехал, издавал журналы, газеты. Перед ним стояла вечная дилемма, как жить дальше. Думал он не о себе, думал, «как нам обустроить» татарский народ в России. Никогда не был лицемером. «Сначала нарушается мораль, затем исчезает религия, и, наконец, народ сам вымирает», – так он говорил.

Переехали в Татарстан, и Аллах наградил рыбака большой рыбой

Рыбак подчиняется двум резонам. Первый: «Вчера клевало. Поэтому сегодня иду на рыбалку». Второй: «Вчера ничего не поймал, должен поймать сегодня».

Однажды попалась на крючок такая большая рыба, что не вмещалась в лунку, чтобы рыбаку ее вытащить. Он ее подтянул и держал за жабры. Смеркалось. Рыбак с рыбой в лунке готов был замерзнуть, но рыбу упускать не соглашался. Повезло: другие рыбаки шли домой, помогли топором и багром.

Щука оказалась огромной, с ней нельзя было сесть в автобус или такси. Волок рыбу за спиной. Сзади слышались матерки – так мужики выражали восхищение рыбой. Иногда ложился и отдыхал рядом с рыбой на снегу, опять вставал и шел, донес рыбу домой.

Переехали в Татарстан

Такая рыба попадается один раз в жизни

«Как же ты такую большую рыбу поймал?» – был вопрос. «Мне Аллах дал – был ответ, – я Его сильно просил».

Я уверена, если бы он просил большой и красивый дом для семьи, Аллах бы тоже ему его дал. А старуха его оказалась недостаточно злой, как старуха в сказке Пушкина.

Переехали в Татарстан и научились молитве

Если у человека есть характер, он, как получил знания, молится, молитвы до смерти не оставляет. Мой муж заучивал суры и готовился к молитвам давно. Себе обещал, что в 50 лет, он будет вести правильную жизнь. Но пришлось зайти в ледяную воду еще после 50 лет, чтобы оцеплять крючок. Понадобилось влить в себя стакан водки, чтоб не заболеть.

Не оставляя молитв, читая их вовремя, начал молиться в 51 год. Умер в 72 года. Умер потому, что переловил всю рыбу в Каме, огорчился, что ее больше нет.

переехали в Татарстан

Молитвенный коврик намазлык

После него в доме остался молитвенный коврик, в котором истончилась ткань. Пусть Аллах засчитывает ему прочитанные молитвы. В его роду было 7 поколений молящихся людей, ученые люди, служители культа. Наставляла его на намаз во сне – любимая бабушка, просила читать намазы наяву – его мать. Их старания сбылись.

Переехали в Татарстан, повстречали учителей по религии

Учителями в мечети тогда были арабы или турки. Государственные органы по безопасности время от времени «зачищали» идеологическое пространство, заставляли их уехать, чтобы они не «затуманивали» наши мозги и сердца. Когда учителя прощались с учениками, говорили так: «Что мы вам рассказывали, это не наши слова. Не ссылайтесь на нас. Ссылайтесь на слова Аллаха».

Слава, Аллаху, слова Которого людьми услышаны.

Марьям

В Набережные Челны приехала Марьям абыстай. Еще подробнее о Марьям абыстай читайте здесь. Она прибыла к своей подруге летом с одним чемоданом. Подруга, Мукаддиса апа, была татаркой. Я ее называла «комиссаром» потому, что она имела влияние на Марьям абыстай, на ее жизнь и повороты судьбы, была верным другом, помощником ученой женщины.

Они пошли в управление мухтасибат, там с абыстай побеседовали, проверили ее знания по религии, нашли их, достойными, посоветовали устроиться жить в доме при мечети на Элеваторной Горе, благословили ее на преподавание.

В Узбекистане шли гонения на мусульман, и Мукаддиса апа решила, что лучше будет для Марьям остаться жить в городе Набережные Челны. Родители абыстай были родом из Башкирии, оттуда переселились в Ташкент после землетрясения, там Марьям жила большую часть жизни и выучилась основам религии.

Переехали в Татарстан

Этот велосипедист в голове своей вынашивает большие планы

С ней переехал внук лет тринадцати. Звали мальчика Габдулла. У него были, как у абыстай, голубые глаза.

Он подъезжал на велосипеде к киоску, где я торговала хлебом, весело заявлял мне: «Бабушка пригласила Вас сегодня в гости». Бабушке говорил: «Апа сказала, зайдет к нам после работы». Придумывал и организовывал наши встречи. От продавца им доставался старый хлеб в обилии и свежие булочки. А от них мне доставалась еда, чай и воспитание. «Никогда не стесняйся, ешь, – говорила абыстай, – Аллах приготовил уже и тебе, и мне».

Она обосновалась в пустом доме и приспособила его для жизни. Возле нее активизировалась жизнь верующих женщин старшего возраста со всего города.

Самые яркие впечатления у меня вызвали – приготовления группы к поездке в хадж. Ворковали женщины, собирались в кучу, как стая птиц, готовящихся к перелету. Хадж был настоящим желанием, и Аллах воплощал его в жизнь. Помню их впечатления после хаджа.

«Я приблизилась к черному камню, – рассказывала одна из них, – поцеловала, собиралась сказать в него желания, как большой черный негр оттолкнул меня локтем так сильно, что я отлетела далеко от камня в сторону». «Как же так, – спросила я, – разве мусульмане так грубо себя ведут?» «Они ведут себя в хадже так, как повели бы себя в День Суда, когда каждый человек подумает только о своем спасении», – объяснила мне Марьям абыстай.

Каждый паломник в хадже, когда обходит Каабу, старается дотянуться рукой до камня и поцеловать его, потому, что так делал Пророк (с.г.в.). Не всем это удается. Есть службы, которые наблюдают ситуацию возле камня, люди должны передвигаться, чтобы не передавили друг друга и не были затоптаны. Есть и чистильщик камня, который очищает камень от возможных бацилл и вирусов.

Так тщательно чистится черный камень.

Переехали в Татарстан и подружились

Заходила к Марьям абыстай, спрашивала, не нужна ли ей моя помощь. Мы обе были переехавшими в Татарстан. Понимали нужды переселенцев. После чая в мечети читали по времени положенный намаз. Днем она проживала жизнь со своими ученицами. Я – ежедневно была у нее вечерами.

Абыстай была авторитетом для верующих людей. Она была как тот чистильщик камня: как каленым железом, выжигала из нас неправильные представления и понятия. Словами из аятов и хадисов наставляла. Личным примером, старанием, улучшала жизнь мечети.

Ее ученицы, я уверена, делают для нее дога. Пусть и мое стихотворение будет идти для нее как польза, как дога. Время было голодное, но романтическое – ожиданием всего лучшего. Поэтому, писались стихи.

Учительнице — Марьям абыстай

Кто знал, что вечно молодой – не буду,

Когда-нибудь осунусь, загрущу.

Учительницу в эту непогоду

По Божьей воле я заполучу.

К тебе в подруги – мне не затесаться,

Подумаешь, невежда и грешна:

«И кто же научил тебя молиться?» –

Как ты надменна и как я смешна.

 

Ведет пальцами по височной вене,

(ее слова перескажу точь-в-точь),

И говорит: «В крови у меня вера!

Как родилась! Ва́м, чем сейчас помочь?»

 

«Слова молитвы долго я учила,

Чужой язык давался нелегко.

Я попрошу: намаз мой поправляйте –

Семья была от веры далеко».

 

Учительница, будь же милосердна,

Сухим высокомерьем не отринь,

Сама стоишь как глыба и твердыня,

И мне же нужен стержень из твердынь.

 

Мои заботы – мелкие заботы,

Твои, они, конечно, велики.

Мы умываемся, как нужно для намаза,

В мечеть наденем чистые носки.

 

Аллах Всевышний много испытаний

На судьбы переехавших сложил,

Им, с именем Его, живется легче,

И вера придает им много сил.

 

Приехала и обросла посудой,

Пришелицу ты чаем напои.

И, как не надоела бы зануда,

Меня к воротам, все же, проводи.

 

Аллах пребудет пусть тобой довольным –

Хадисы и аяты на устах.

С душою радостной, намазом обновленной,

В свой мир забот помчусь на всех парах.

*****

Запомнила твои я наставления,

Была красива. Нет уже тебя.

Твое ко мне большое снисхождение

Аллах зачтет пусть – в добрые дела.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Много ли Вы видели женщин, с железным характером, абсолютной бескомпромиссностью, делающих все только в соответствии с установками Аллаха на каждом шагу? Я знала такую одну. И еще, если будет суждено, о ее жизни у нас и следующую заметку напишу.

Аминь

12.02.2000 г. – 14.01.2020 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.